Загадки Крыма: тайны пирамид Керченского полуострова


керченский полуостров-1В Керчи сохранились фрагменты древних сооружений по высоте не уступавших гробницам фараонов

Крым полон мистических загадок… И пусть сенсационное открытие «подземных пирамид» в районе Севастополя вот уже 12 лет никак не дождется материальных доказательств этой находки от поисковой группы энтузиастов. Там даже масштабные раскопки с привлечением экскаваторов не помогли им докопаться «до истины». Вместо обещанных каменных граней, имеем пока лишь гигантский котлован. «С нашими севастопольскими пирамидами произошло то же, что со сказкой о голом короле у Андерсена, — смеется крымский историк и археолог Александр Герцен. — Многие туда едут, но в итоге видят только пустой котлован или отверстие в земле под Сапун-горой. Проводники говорят им, что там действуют какие-то парамагнитные силы, что письмена были, но каким-то странным образом стерты, в общем — это все приемы балаганных мошенников».

Но хватает и других мистерий. Как утверждают исследователи тайн полуострова, создатели крымского проекта «Теория заговора» Денис Симоненко и Дмитрий Смирнов, в истории с пирамидами была и остается своя подоплека.

«Среди реальных пирамид, которые каждый способен увидеть невооруженным глазом и безо всякой психосенсорной подготовки — Золотой курган в Керчи,  — говорит Денис Симоненко.  — Это мегалитическое сооружение с полигональной кладкой, когда использовались громадные, четко подогнанные друг к дургу отесанные камни неправильной формы. Сейчас от него остались лишь фрагменты, однако исследователи XVIII—XIX веков, заставшие его более-менее целым, оставили нам схемы первоначального вида, отмечая: подобных пирамид в Крыму было множество!»

Еще полтора столетия назад Крым, особенно в районе побережья, в самом деле был страной мегалитов — загадочных каменных сооружений гигантских размеров, сохранившихся здесь с допотопных времен. Их количество исчислялось тысячами: дольмены, кромлехи, менгиры и каменные ящики легендарных тавров, невероятной высоты стены, перегораживающие горные перевалы, огромные каналы в районе нынешнего Перекопа, идеально облицованные многотонными плитами. И даже пирамиды, не уступающие по размерам ни египетским, ни южноамериканским, были уникальной полусферической формы.

Кстати, пирамидальные курганы высотой с четырехэтажный дом есть не только в Керчи, но и в других районах Крыма. Например, один в  селе Партизанское Симферопольского района и три у подножия горы Бойко в Бахчисарайском районе.

КРАЙ ГИГАНТОВ. Некоторое представление о масштабах каменных сооружений, доставшихся в наследство народам, населявшим впоследствии керченский полуостров, можно получить, если заглянуть на задний двор местного лапидария (собрание больших каменных экспонатов). Там хранится несколько каменных артефактов такого веса и размера, что для их доставки, как вспоминают сотрудники лапидария, была задействована техника и силы военной инженерной спецчасти. А сегодня их не в состоянии даже сдвинуть с места, чтобы подробнее изучить или выставить в экспозицию. О том же, как изготавливали или транспортировали подобные объекты, ученые внятных объяснений не дают. Боспоряне и пантикапейцы, утверждают они, методично и последовательно, на протяжении семи с лишним столетий, создавали свою самобытную культуру и великолепные памятники. Но, кроме того, они активно воевали с соседями и свозили отовсюду в качестве трофеев самые лучшие и наиболее удивительные предметы искусства. Этим якобы можно объяснить, что и прежде в Керчи видели фрагменты каменных статуй, которые сравнивали, например, с 30-метровыми египетскими колоссами, сохранившимися близ города Карнак.

«В Греческой церкви посредине двора женская колоссальная статуя из того же материала, что и египетские, — писал в начале ХIХ века в своем отчете российский исследователь древностей Иван Бларамберг. — Жаль только, что подобных колоссов более нет в Керчи, хотя еще недавно здесь можно было видеть части гигантских грифонов и львов, на каждом пальце которых, говорят, могло усесться по нескольку человек. Теперь эти сокровища бессмысленно разбиты на мелкий камень для нужд гарнизона».

керченский полуостров-2СЕКРЕТ С ТЕЛАМИ. По словам сценариста Дмитрия Смирнова, некоторые факты явно не укладываются в русло гладкой научно-исторической реконструкции: «Судите сами. Государство боспорян располагалось на завоеванной ими части территории Царской скифии (так в древности назывался Крым) и, естественно, что его жителям приходилось в течении, как минимум, трехсот лет, быть непосредственными свидетелями обычаев своих соседей-скифов. И даже, частично, перенимать их. В том числе и традиции сооружать курганы над могилами вождей. Об этом говорят, летописцы, правда, со слов самих скифов. Об этом свидетельствуют и современные археологи, основываясь на возрасте и характере предметов, обнаруженных в захоронениях. Что же представляют собой так называемые скифские курганы? Это земляные холмы, внутри которых находятся каменные или деревянные саркофаги, сделанные вполне в соответствии с технологиями того времени  — небольшие сборные конструкции из нескольких частей, каждую из которых вполне по силам установить нескольким рабочим (впрочем, как показали исследования, многие курганы даже таких гробниц не имели, скифы лежали в ямах, накрытых бревнами). Но вот что странно: пантикапейцы, перенявшие, если следовать общепринятой научной логике, похоронный обычай для своей знати, почему-то далеко не всегда помещали в курганах покойников. Да и курганы в этом районе были не совсем обычные».

Французский ученый-путешественник Фредерик Дюбуа де Монпере, посетивший Крым в 1831 году, сообщал: «Местность по берегам Боспора усеяна курганами во всех направлениях, Многие из них по праву можно отнести к скифским, некоторые стали усыпальницами боспорских правителей, но есть такие, сооружение которых значительно древнее, так что, похоже, сама их форма послужила возникновению тех земляных насыпей, которые мы называем курганами».

По данным археологов, только на территории Керченского полуострова существовало более 2,5 тысяч таких курганов.

«Для чего же строили все эти мегалитические сооружения, тысячи огромных крымских пирамид?  — задается вопросом режиссер «Теории заговора» Денис Симоненко. — По официальной версии, это — царские усыпальницы. Но что интересно: в большинстве из них не было обнаружено человеческих останков. Когда нашли помещения в Золотом кургане, то выяснилось, что там пусто. А в чудом сохранившемся Царском кургане (это в керченском поселке Аджимушкай), археологи нашли и золотые изделия, и ритуальные вазы, но самого главного — тела — не было! Поэтому версия о том, что такие сооружения строились исключительно как царские гробницы, дает основания для сомнений».

«Люди, изучающие паранормальные явления, вообще считают, что склепы были приготовлены как приемо-передающие устройства связи с космосом, — смеется сотрудник отдела «Керченские курганы» Керченского историко-культурного заповедника Елена Костенко. — Версия,  интересная, но она ничем не подтверждена».

 Археолог: в разрезе был треугольник

Сегодня то немногое, что осталось от Золотого кургана, находится на въезде в Керчь со стороны Феодосии. Сюда даже туристов не привозят, потому что особо и показывать-то нечего. Масштабы этой усыпальницы приходится дорисовывать в воображении. А ведь ученые когда-то сравнивали ее с сокровищницей Атрея в Микенах или с гробницей Тантала во Фригии! Доисторическая кладка сегодня сохранилась лишь фрагментарно и всего в одном месте. Уцелевший фрагмент достигает пяти метров в высоту и состоит из камней весом от полутора до двух с половиной тонн. А прежде Золотой курган входил в структуру грандиозного вала, отсекавшего Керченский полуостров от остального Крыма. Усыпальница была облицована идеально подогнанными друг к другу громадными каменными блоками. Такая кладка в античные времена получила название циклопической — по имени мифических существ, обладавших, как считалось, невиданной для человека силой и умевших идеально обрабатывать гигантские глыбы, чтобы сооружать из них стены многометровой толщины. Вероятно, как и пирамиды Египта, эта гигантская гробница строилась еще при жизни боспорских царей периода расцвета этого государства в IV веке до нашей эры. Увы, это грандиозное сооружение варварски взорвали порохом в поисках ценностей.

керченский полуостров-3В 1830 году начальник Керченского гарнизона генерал Розенберг надеялся найти за каменными стенами клад, но взрыв, кроме того что сильно повредил крымскую пирамиду, не принес ему ожидаемых результатов. Спустя год после этого археолог Демьян Карейша, изучив несколько рядов уцелевшей кладки облицовки, составил реконструкцию ее первоначальных размеров: в диаметре около 90 метров, а в высоту — не менее 30! Внутреннее же пространство было заполнено тридцатью тысячами кубометров бутового камня — показатели внушительные даже для строительной индустрии ХХI века. Интересно, что в 1865 году исследователь Царского кургана, археолог Александр Люценко, производя его реконструкцию, сделал любопытное открытие: «На расстоянии шести саженей (около 13 м. — Авт.) от начала галереи имеется род ограды в виде треугольного вала, сложенного из неправильных камней разной величины. По-видимому, насыпь этого кургана была прежде охвачена кольцевой кладкой, сужавшейся к верху, и имевшей поэтому в поперечном разрезе форму треугольника». Выходит, что и эта «пирамида» когда-то была облицована. Но даже то, что видели исследователи, в конце ХIX века местные жители по распоряжению градоначальства разобрали на стройматериалы.

Как добраться к «Пирамидам»

Наиболее интересным объектом, относящимся к «керченским пирамидам», является Золотой курган. Он находится на западной окраине Керчи — на въезде в город по Феодосийскому шоссе. Ориентир — здание горгаза. Слева от дороги, по ходу движения в сторону Керчи, напротив горгаза расположен дачный массив, тянущийся вверх по склону. Нужно проследовать по любой из дачных улочек (перпендикулярных шоссе)  — расстояние около 500 м. На середине возвышенности дачные участки заканчиваются. Дальше уже пешком — подъем на самую вершину, где в нескольких местах и находятся огромные каменные блоки  — остатки древнейших мегалитических сооружений.

Красивые буквы в Крыму стоят пять гривен

красивые бутылкиУслуги каллиграфа в Симферополе стоят от одной до пяти гривен за одну букву и не пользуются особой популярностью, в отличии от Европы, говорит Татьяна Алексагина. Она вместе с мужем и сыном работает в симферопольской граверной мастерской. «За границей считается дурным тоном, неуважением, если директор одного предприятия отправляет директору другого открытку с печатным текстом. Поздравить человека, написав ему каллиграфическим почерком, все равно, что сочинить стихи в его честь, это проявление высшего почтения», — говорит Татьяна. «А вот у нас мало кто соглашается платить 50-70 гривен (цена одной буквы — от гривны до пяти) за красиво подписанную открытку. Притом что на нее, может быть, я потратила два-три часа. За эти деньги люди подчас предпочитают купить какой-нибудь подарок», — добавляет она. Другое дело — гравировка (тот же каллиграфический почерк, только не на бумаге, а в основном на металле и стекле). Ее заказывают чаще и охотнее. Больше всего заказов от молодоженов: просят оставить «автограф» на кольцах, бутылках с шампанским, бокалах и вошедших в моду года три назад «замочках любви», которые обильно украшают ограждения речных мостов. Цены те же: одна буква — в пределах пяти гривен.

Тайны Чёрной Берлоги

Таврский ящик.

Давно так не радовался Слава Марков! Исследователь древнейших систем оружия и кочевнических обществ в поисках удачных фотоснимков старинных укреплений обошёл пол-Крыма. Особенно трепетно крымчанин относится к таврским могильникам: «Может, мои предки в них нашли свой покой?». Почти все известные каменные ящики Марков проведал, побывал и в совершенно не исследованных местах жительства древнейших горцев-тавров. И тут такая удача! Большой, в несколько десятков «ящиков», могильник, да ещё почти под боком родной Феодосии — в старокрымском лесу. Как оказалось, эти самые места практически неизвестны в научном мире, и их описание «тянет» на открытие.

Все исследователи согласны с тем, что таврам принадлежали могильники из так называемых каменных ящиков. Они открыты во многих местах Южного берега и Главной гряды Крымских гор. Известны могильники, состоящие из нескольких погребальных сооружений, другие представляют собой десятки таких ящиков, расположенных рядами.

Классический таврский каменный ящик состоит из четырёх вкопанных в землю плит, образующих его стенки. Сверху он покрыт пятой плитой. Очень часто каждая стенка ящика состояла из нескольких подогнанных друг к другу камней. Каменный ящик средних размеров имеет более метра в длину, метр в ширину и около метра в высоту. Зачастую они окружены вымостками или оградками из поставленных на ребро камней.

Научный сотрудник Крымского филиала Института археологии Александр Гаврилов — знаток старокрымской и феодосийской округи — рассказал, что у тавров проявления древней мегалитической культуры сохранялись на протяжении I тысячелетия до нашей эры, она пришла в упадок по мере увеличения контактов с более динамичными греческой и позднескифской культурами.

Практически все таврские могильники разграблены, но сохранившиеся останки позволяют утверждать, что каждый ящик использовался для многократных погребений. Умерших укладывали в скорченном положении на боку до тех пор, пока ящик не заполнялся. Тогда его очищали от костей, оставляя лишь черепа, и продолжали хоронить. В одном из погребений Мал-Муза в Байдарской долине обнаружено 68 черепов, в других — тоже по десятку костяков. Вероятно, каждое погребальное сооружение служило родовой или семейной усыпальницей. Неужто подобные могилы древних родов есть и в окрестностях Старого Крыма? Нужны исследования.

Бывал здесь неоднократно — то грибы в этих местах собирал, то в Щебетовку из Старого Крыма ходил. Видел эти камни, но как-то глаз не замечал их линейного размещения. Да и в шибляк, которым обильно поросли тамошние поляны с ящиками, не забредал. Пока знающие люди не подсказали забраться в чащу мелколесья. Лет двадцать назад в этих местах побывала Елена Петровна Мельничук, которая совершенно неожиданно для себя и открыла этот могильник. Жительница Севастополя, она влюблена в старокрымские окрестности, а тут такой подарок! «Места там такие…… Сложный рельеф, сумрачный лес в Караин-Дере — того и смотри тавр живой покажется!» — говорит она, улыбаясь.

Места здесь и впрямь дикие, даже если только по названиям судить. Караин-Дере в вольном переводе означает «ущелье Чёрной Берлоги». Слово «караин» обозначает это самое жилище медведей («кара» — с тюркского «чёрный»). Например, есть в Турции знаменитые пещеры, в которых были обнаружены стоянки древнейших людей, которые так и называются «караин» (по-нашему берлога).

Кстати, совсем недалеко тоже были в недавнем прошлом каменные ящики. На склонах соседней горы Френк-Мезер во время высадки сосен, лет сорок назад, были срыты какие-то мегалиты. Само название говорит о могильнике: в тюркских языках «френк» — иностранец, европеец, а «мезер» — могила. На выступе горы и был таврский могильник на месте лесопосадок, которые так и не превратились в могучие деревья. Жители Крыма иногда приписывали древние могилы позднейшим народам, но археологи однозначно определили: тут хоронили своих покойников именно тавры.

Распространено и другое название-калька этой горы: современные жители Старого Крыма именуют вершину просто — Могилки. Хотя место, однозначно относящееся к могильникам, находится чуть в стороне, на отроге горы Джады-Кая, в верховьях ущелья Чёрной Берлоги. А Джады-Кая дословно означает «скала ведьмы».

А ещё в верховьях Караин-Дере есть секреты лихого века двадцатого. На заросших полянах у родничка Камгалы-Чокрак — несколько больших ям. Это — остатки партизанских землянок. Здесь в конце 1941-го базировался Старокрымский отряд. Недалеко были и базы — тайники. Партизаны в этих местах пережили многое: и предательское разворовывание продовольственных баз, и первую голодную зиму с многообещающей весной сорок второго, и бои с карателями, и постоянные манёвры. Старокрымские леса хотя и дремучи, но уж очень доступны — вот и приходилось постоянно менять своё местоположение. А лагерь — точнее то, что от него осталось после налётов румын и коллаборационистов-татар — уже не был местом спокойным. До сих пор вокруг родника валяются простреленные вёдра и даже консервные банки. Враги хотели заморить партизан голодом, поэтому в ход шёл и этот приём — дырявить посуду для приготовления еды.

Конечно, кто-то возмутится: нельзя, мол, рассказывать о таких нехоженых местах, а то ведь «чёрные» археологи всё разроют! Нет, в этом случае абсолютно спокоен за судьбу таврских могильников: в них, разграбленных ещё в древности, ничего не осталось. Другое дело, что покровные плиты могут скинуть, какие-то камни разбить. Потерпим — время в Крыму боится таврских погребальных ящиков. И забывает их.

Сергей ТКАЧЕНКО.

Историческая справка

Тавры — этнос, вся история которого связана с Крымом (и только с Крымом), отмечает известный крымский специалист по древней истории Игорь Николаевич Храпунов. Если для многочисленных кочевавших на огромных пространствах скифов и позднее сарматов Крым был лишь окраинной территорией, то, по всем письменным и археологическим источникам, история тавров началась и закончилась на полуострове, за пределы которого они никогда не выходили. Впервые тавры упомянуты в «Истории» Геродота. Это сочинение написано в середине V в. до н. э.

По другим древним письменным источникам, тавры — это общее название племён, населявших Крымские горы (а возможно, и более обширные территории, но в пределах Крыма). Они занимались главным образом животноводством, охотой и собирательством, немного — земледелием, не брезговали пиратствовать и «рэкетирствовать», принося невыкупленных пленников в жертву богине Деве.

http://www.kp.crimea.ua/newspapers/2011/02/23/tajjny-chjornojj-berlogi

 

Светлейший князь Михаил Воронцов

Трудно найти крымчанина, не знающего этого имени. Ландшафтный парк «Салгирка» симферопольцы чаще называют «Воронцовкой» — здесь, неподалёку от берега воспетой Пушкиным реки, прекрасно сохранился дом в стиле ампир, приобретённый Воронцовым для своей симферопольской резиденции. Севастопольцы ездят по Воронцовскому шоссе и живут в микрорайоне, расположившемся на самой высокой точке города, — Воронцовой горе. Туристы со всего мира стремятся побывать в Алупкинском дворце, где можно во всех подробностях узнать о жизни и деятельности человека, снискавшего славу широтой ума, широкими интересами, государственным подходом ко всем делам.

Отцовские заветы

Михаил Семёнович Воронцов родился 130 лет назад, 19 мая 1782 года, в семье генерала, известного дипломата. Детство и юность провёл в Лондоне, где отец служил полномочным министром (российским послом).

По свидетельству современников, Семён Романович был мудрым отцом. С младых ногтей внушал сыну, что любой человек принадлежит прежде всего Отечеству, его первейший долг — любить землю своих предков и доблестно служить ей. А для этого надо получить основательное образование и укрепиться в православной вере. Продуманная система образования, разработанная отцом для сына, при блестящих способностях Михаила снабдила его солидным багажом знаний на всю жизнь. Он в совершенстве овладел французским и английским, латынью и греческим. В его ежедневном расписании значились математика, естественные науки, рисование, архитектура, музыка, военное дело. Отец считал необходимым дать сыну в руки и ремесло. Будущий светлейший князь так пристрастился к столярному делу, что до конца жизни в свободное время брал в руки топор и рубанок.

Но главной заслугой Воронцова-старшего было то, что он вырастил из сына истинного россиянина. Прожив полжизни за границей и приобретя внешние признаки англомана, Семён Романович не уставал повторять:
«Я русский и только русский». Эта позиция определила всё и для его сына. Провожая девятнадцатилетнего Михаила на Родину, отец предоставил ему полную свободу выбора дела по душе. Появление в Санкт-Петербурге сына российского посла, одного из богатейших вельмож, в полном одиночестве — без слуг и компаньонов несказанно удивило родню. Но ещё в большее недоумение привёл отказ Михаила от привилегии, положенной камергеру. Она давала молодому человеку, решившему посвятить себя армии, право сразу же получить звание генерал-майора. К всеобщему удивлению, Воронцов попросился на службу в самом низшем чине и был зачислен поручиком лейб-гвардии в Преображенский полк.

Из столицы — прямо в бой

Столичная жизнь была не по нутру молодому Воронцову, и он отправляется вольноопределяющимся в Закавказье, где шла война. Суровые условия переносил стоически. С 1803 года началась пятнадцатилетняя, практически беспрерывная военная эпопея Воронцова. Все повышения в звании и награды заработаны им в пороховом дыму сражений. Отечественную войну 1812 года Михаил Семёнович встретил в чине генерал-майора, командиром сводной гренадёрской дивизии.

Талант полководца Воронцова проявлялся не раз. Особенно же ярко — в Бородинском сражении. Гренадёры Воронцова приняли мощнейший удар противника на Семёновских флешах, где Наполеон планировал прорвать оборону русской армии. Против восьми тысяч русских при 50 орудиях были брошены 43 тысячи отборнейших французских войск, беспрерывные атаки которых поддерживались огнём 200 пушек. Жесточайшая схватка длилась три часа — гренадёры не отступили, хотя несли огромные потери. Сам Воронцов был тяжело ранен. Его перевязали прямо на поле и в телеге, одно колесо которой было сбито ядром, вывезли из-под пуль и ядер. В армию из московского госпиталя он вернулся с тросточкой, прихрамывая. В битве под Парижем генерал-лейтенант Воронцов самостоятельно действовал против войск, руководимых лично Наполеоном. Мужественно сражавшиеся французы, даже с двукратным численным превосходством были бессильны перед талантом русского военачальника. Военный историк М. Богдановский в исследовании, посвящённом этой одной из последних кровопролитных битв с Наполеоном, особо отмечал Михаила Семёновича: «Военное поприще графа Воронцова озарилось в день Краонского боя блеском славы, возвышенной скромностью, обычною спутницей истинного достоинства».

С марта 1814 года, когда русские войска вошли в Париж, Воронцов на четыре года стал командиром русского оккупационного корпуса. Теперь от него требовался уже не боевой опыт, а терпимость, внимание к людям, дипломатичность и административный навык. Главной заботой было самое насущное: сохранить боеспособность смертельно уставшей армии, обеспечить бесконфликтное сосуществование победивших войск и мирного населения. Не обошлось без недоразумений. Одно из них было порождено тем, что правительство выделило корпусу деньги за два года службы. Герои войны пустились во все тяжкие, вспомнив о радостях жизни — женщинах и прочих удовольствиях. Догадываясь, во что это вылилось, Воронцов перед отправкой корпуса в Россию велел собрать сведения обо всех долгах, сделанных за это время корпусными офицерами. В сумме получилось полтора миллиона ассигнациями.

Полагая, что победители должны покинуть Париж достойным образом, Воронцов выплатил этот долг, продав имение Круглое, доставшееся ему в наследство от тётки, Екатерины Романовны Дашковой.

Слух об этом дошёл до Петербурга, и там вовсю муссировалось, что либерализм Воронцова породил всплеск якобинского духа, что не могло не отразиться на дисциплине и военной выучке солдат. Сделав смотр продвигающимся на восток русским войскам в Германии, Александр I выразил недовольство их недостаточно быстрым шагом. На что Воронцов парировал: «Ваше Величество, этим шагом мы пришли в Париж».

Губернатор южных пределов

В феврале 1819 года 37-летний генерал женился на 27-летней графине Елене Ксаверьевне Браницкой, польке по отцу, русской по матери, состоявшей в родстве с Потёмкиным. В Петербурге молодожёны пробыли недолго.
В 1823 году Воронцов был назначен генерал-губернатором юга России, чем был очень доволен, не находя отрады в светской столичной жизни. Для человека инициативного громадное полусонное пространство с редкими вкраплениями цивилизации, край, до которого у центра всё никак не доходили руки, погрязший в национальных, экономических, культурных, военных и прочих проблемах, был настоящей находкой, тем более что император предоставил ему неограниченные полномочия.

Начал генерал-губернатор с пресловутого бездорожья — неискоренимой русской напасти. Спустя чуть более десяти лет, проехав от Симферополя до Севастополя, А. В. Жуковский записал в дневнике: «Чудная дорога — памятник Воронцову». Приведя в порядок дороги, Воронцов создал первое на юге России Черноморское пароходство.

Именно граф Воронцов содействовал зарождению и развитию крымского виноградарства. Он выписал саженцы разных сортов из Франции, Германии, Испании, пригласил иностранных специалистов, перед которыми поставил задачу: выявить те, которые лучше приживутся и смогут давать необходимые урожаи. Он превратил в виноградники в первую очередь собственные участки земли, приобретённые в Крыму. Знаменитый дворцовый комплекс в Алупке был построен отчасти на деньги, вырученные Воронцовым от продажи собственного вина.

Не полагаясь на субсидии из центра, Воронцов задался целью поставить жизнь в крае на принципы самоокупаемости. Создаются табачные плантации, питомники, опытные фермы, ботанический сад, за границей приобретаются новые по тому времени сельскохозяйственные орудия. Воронцов старался развивать и совершенствовать уже существующие местные традиции. Из Испании и Саксонии по его указанию выписываются элитные породы овец и открываются предприятия по переработке шерсти. Всё это не только оживило жизнь в самой Новороссии, но и изменило отношение к ней. Её перестали воспринимать как дикий и обременительный для государственной казны край.

Заметен был и научно-культурный подъём. До Воронцова в крае было всего четыре гимназии. С прозорливостью умного политика русский генерал-губернатор открывает сеть училищ в недавно присоединённых к России землях. При симферопольской гимназии начинает действовать татарское отделение, в Одессе — еврейское училище, в Керчи — институт для девушек.

Генерал-губернатор регулярно организует экспедиции для изучения Новороссии, описания сохранившихся памятников древности, раскопок. В результате горячей заинтересованности Воронцова, по мнению специалистов, «весь Новороссийский край, Крым и отчасти Бессарабия в четверть века, а труднодоступный Кавказ — в девять лет были исследованы, описаны, иллюстрированы гораздо точнее и подробнее многих внутренних составных частей пространнейшей России».

Кавказская эпопея

Получив в шестьдесят два года от Николая I новое назначение, Воронцов отправляется наместником на Кавказ и главнокомандующим кавказскими войсками, сохранив при этом новороссийское генерал-губернаторство.

Следующие девять лет жизни, практически до самой смерти, Воронцов — в военных походах и в трудах по укреплению русских крепостей и боеготовности армии, а вместе с тем в небезуспешных попытках построить мирную жизнь для мирных людей. По мнению Воронцова, российское присутствие на Кавказе не только не должно подавлять самобытность населяющих его народов, но и просто обязано считаться и приспосабливаться к исторически сложившимся традициям народа, потребностям, характеру жителей.

Накануне 70-летия Михаил Семёнович попросил об отставке. Просьба была удовлетворена. За спиной осталось пять десятков лет службы России не за страх, а за совесть. В высшем воинском звании России — фельдмаршальском — Михаил Семёнович Воронцов скончался 6 ноября 1856 года.

* * *

Из шести детей до солидного возраста дожили дочь Софья и сын Семён, на которых род этой ветви Воронцовых оборвался — они были бездетны.

* * *

За заслуги перед Отечеством светлейшему князю М. С. Воронцову установлены два памятника — в Тифлисе и Одессе. Портрет Воронцова располагается в первом ряду знаменитой «Военной галереи» Зимнего дворца, посвящённой героям войны 1812 года. Бронзовую фигуру фельдмаршала можно видеть среди выдающихся деятелей, помещённых на памятнике «Тысячелетие России» в Новгороде. Его имя значится на мраморных досках Георгиевского зала Московского Кремля в священном списке верных сынов Отечества. А вот могила Михаила Семёновича Воронцова не сохранилась — была взорвана вместе с Одесским кафедральным Преображенском собором в первые годы советской власти.

Людмила ОБУХОВСКАЯ.

http://www.kp.crimea.ua/newspapers/2012/05/23/svetlejjshijj-knyaz-mikhail-voroncov

 

 

Куда уходит речная вода?

Сухие серые валуны на дне русла речки Ворон. Юркая пичуга скакала по ним в поисках влаги. Нет воды и в Ай-Серезе. Очень немного — в Шелене. Переезжая через реки северных склонов Главной гряды — Бурульчи, Биюк-Карасу, Тана-Су, Кучук-Карасу, тоже отметил их совсем не бурное течение. Что же случилось с нашими речками? Звоню знакомым в алуштинские окрестности: в Сотере воды немного, в Семидворье тоже, Улу-Узень в Солнечногорском чуть течёт. Звонки в Нижнегорский район тоже не радуют: Салгир и Биюк-Карасу обмелели уже весной. Странно, будто засухой пахнуло…

Действительно, наши реки невелики, но вот уж истинно: мал золотник, да дорог. В Крыму более 150 рек и ручьёв. Большинство из них длиной не более 10 километров. Почти все берут начало в горах. Там, в тенистых ущельях, — светлые родники. Их воды сливаются друг с другом и сбегают по каменистым крутым руслам. Иногда вода исчезает, уходит в землю, и русло на протяжении сотен метров остаётся сухим. Но вдруг вода опять выходит на поверхность, постепенно её становится всё больше и больше. И смотришь, внизу это уже не суетливый ручеёк, а степенный, полный собственного достоинства поток, несущий свои воды к морю. Основная подпитка наших речек — грунтовые карстовые воды, а кроме того, идёт серьёзное пополнение за счёт дождей и талых вод.
Речка Шелен ещё жива.

В случае с реками в районе от Алушты до Судака главная загадка связана как раз с карстом.

В целом Крымские горы сложены осадочными известняковыми породами, потому вода из атмосферы, попадая на известняк, вступает с ним в реакцию. Из-за различных тектонических воздействий в толще горных пород образуются трещины и пустоты, и вода дополнительно их расширяет и углубляет. Так образуются пещеры, колодцы и шахты. В сумраке подземелий и рождаются реки. Воды, попавшие в толщу известняков, перемещаются на север и запад нашего полуострова, образуя артезианский бассейн.

Особенности накопления подземных вод в горном Крыму заключаются в том, что основание Крымских гор сложено глинистыми водоупорными породами. В результате этого почти все подземные воды содержатся в верхнем ярусе гор — в верхнеюрских закарстованных известняках и песчано-глинистых отложениях. Обводняют известняки Главной гряды главным образом потоки трещинно-карстовых вод. Подземные водохранилища пополняются преимущественно атмосферными осадками, плюс конденсационная влага — роса. Летний сток некоторых рек горного Крыма происходит почти исключительно за счёт конденсата.

Карстовые водовместилища яйл питают большую часть рек полуострова. Самые обильные источники Крыма — Карасу-Баши, Скельский, Аянский, Субашский, а сколько ещё сотен родников выносят из подземных глубин чистейшую влагу! Трещинно-карстовые воды горного Крыма являются водами высокого качества по составу и концентрации химических элементов.

«Обычно в годовом колебании уровня воды в реках Крыма выделяют два периода. Первый — с декабря по апрель, когда наблюдаются в целом более высокие уровни. Второй — с мая по ноябрь — с низкой меженью (до пересыхания)», — пишет в своей книге «Вслед за каплей воды» известный спелеолог и гидролог Виктор Дублянский.

Весеннее половодье чётко не выделяется, так как во время снеготаяния часто идут дожди. Летние ливневые паводки чаще всего бывают в июне, июле. Паводки холодного периода нередко превышают летние и бывают катастрофическими. Например, особенностями Ускута, Шелена, Ворона и его притока Ай-Серез является то, что на них сравнительно часто проходили селевые паводки, приносившие огромный вред хозяйству. Опасность их схода сохраняется и сейчас. Кстати, недавно был на гидрологическом посту на реке Ай-Серез: воды нет совсем.

Неодинаково и количество воды, стекающей с разных частей поверхности, так называемый поверхностный сток. Общий объём его — пятьсот шестьдесят кубических километров!

Удельные водные ресурсы горной части в 32 раза превышают ресурсы равнинной части полуострова. Степной Крым — практически бессточная область. К тому же водные ресурсы рек Крыма резко изменяются от года к году вследствие частого чередования многоводных и маловодных лет. В многоводные годы они могут быть в два-три раза больше, а в маловодные — в два-три раза меньше, чем в средние по водности годы.
Пустое русло речки Ворон.

В общем с поверхностным стоком понятно, но его начало тоже — под землёй. Накопление подземных вод происходит путём просачивания (инфильтрация) атмосферных осадков, либо в результате подтока со стороны уже образовавшихся подземных вод, или проникновения в водопроницаемые пласты горных пород поверхностного стока в руслах рек (инфлюация). Менее распространён четвёртый способ образования такой воды — конденсация в пустотах горных пород.

На юге полуострова располагаются складчато-глыбовые горы. Здесь выпадает намного больше осадков, чем в равнинном Крыму, а испарения меньше. Поэтому в горах происходит формирование стока, в предгорье — проникновение вод в проницаемые пласты пород, а в равнинном Крыму — накопление подземных вод.
В связи с этим реки в предгорье, в местах, где их русла пересекают слои трещинноватых известняков, теряют много воды, в результате чего они в пределах равнинного Крыма становятся сравнительно маловодными.

Реки южных склонов совсем не такие, эти, по выражению известных краеведов братьев Александра и Андрея Ен, «то ласковые домашние кошечки, то — яростные тигры» — типично горные. Они несут воды, проникшие через толщу известняков Караби-яйлы и Арпатского джейлява. Вот и возникает вопрос о поведении карста и его обводнённости. Только за двести лет на 15 метров понизился уровень циркуляции подземных вод в яйлинских массивах. Так что на вопрос о наличии воды в речках Крыма можно ответить: виноват карст. А уж почему он себя так ведёт — тема другая.

http://www.kp.crimea.ua/newspapers/2012/05/23/kuda-ukhodit-rechnaya-voda